Спирт, который не горит.

Автор
Опубликовано: 13 дней назад (10 июля 2024)
0
Голосов: 0
Армейские зарисовки.
(мои штрафные батальоны)

Спирт, который не горит.

Годы молодые с забубенной славой,
Отравил я сам вас горькою отравой.
Я не знаю: мой конец близок ли, далек ли,
Были синие глаза, да теперь поблекли.
(С. Есе́нин)

Наша Советская Армия и Флот всегда славились отсутствием «показухи». Уровень боевой подготовки многих армейских и флотских подразделений был очень высок и совершенно недосягаем для наших восточных и западных недоброжелателей. Ночные боевые тревоги в нашем полку связи были делом привычным. Обычно поднятые по тревоге мы хватали свое боевое оружие, противогазы, а также очень нелегкую аппаратуру связи и перемещали всё это из Штаба морской авиации Балтийского Флота на запасной командный пункт (ЗКП) находящийся за пределами города в глубоком подземелье, прикрытом сверху зеленой лужайкой и некази́стыми постройками. Будучи уже старослужащим, в лето 1982 г. я был вызван командиром роты капитаном Нестеренко в его кабинет. Он по большому секрету довёл до моего сведения, что часа через четыре неожиданно для всех и для него тоже, прозвучит сигнал боевой тревоги. Приказал мне выбрать надёжного человека из молодого призыва и срочно убыть с ним на запасной командный пункт. В поставленную передо мной боевую задачу входило установление на ЗКП, в течение предстоящего вечера, секретной связи со штабами крупных воинских формирований нашей необъятной Родины. Цель задачи - выполнение установленных нормативов на оценку «отлично». Кто скажет, что это «показуха», пусть плюнет мне в лицо. Старшина роты усадил нас с молодым воином в армейский «Урал» и доставил на ЗКП. Туда же в скором времени из Главного Штаба была доставлена аппаратура связи нашей роты. В полночь в батальоне прогремела команда дневального: «Боевая тревога!». Поднятые за полчаса до тревоги воины, похватав оружие и противогазы погрузились в армейские «Уралы» и налегке́ устремились на запасной командный пункт, где связистов должна была встретить уже надежно работающая аппаратура связи. Все так и было, засекречивающая аппаратура работала надежно и штатно. Вот только воинов-связистов и их командиров не пускала в аппаратную ЗАС какая-то неведомая сила. А произошло следующее неординарное, но не случайное событие. При́быв в аппаратную ЗКП, мы с напарником в сжатые сроки подключили к питанию всю имеющуюся аппаратуру и установили надежную связь. Чтобы связь работала хорошо, механикам по инструкции положено ежедневно протирать имеющиеся в аппаратуре контакты спиртом. Спирт хранился у начальника смены в сейфе вместе с особо секретными документами, на которых работали механики ЗАС. При отправке на ЗКП командир вынужден был вручить мне ключи от сейфа, т.к. без находящихся в нём особо секретных документов войти в связь было невозможно. Без спирта - можно, а без документов – нет. При вскрытии сейфа я намётанным глазом заметил в нём две пол-литровые бутылки с жидкостью похожей на спирт. Окончив все дела, я сначала решил попробовать гремучую жидкость на горе́ние, а затем и на вкус. Жидкость выгорела полностью. Вкус спирта я не мог перепутать ни с чем, т.к. на каждом очередном несении боевой вахты старослужащие употребляли огненную воду вовнутрь, а не по назначению. Аппаратуры и молодых воинов, обслуживающих её было много, а старослужащих мало. Убедившись, что чутьё меня не обмануло, я решил приступить к более тщательной дегустации о́гненного напитка. В результате «нагрузившись» сам, щедро угостил и младшего по сроку службы напарника. Двери в подземе́лье и аппаратную ЗАС ничем не отличались от люков атомных подводных лодок между отсеками и задра́ивались при помощи ве́нтиля изнутри. Отцы-командиры, прибывшие на ЗКП уже дога́дывались, что все нормативы по вхождению в связь выполнены на отлично, а аппаратура работает штатно. Однако тще́тно бились они в железные двери аппаратной ЗАС, их там никто не ждал. Наконец, настойчивые удары молотком в двери аппаратной привели в чувство моего напарника. Я же продолжал спать, как младенец до самого утра. Разбудить меня не представлялось возможным. Наконец очнулся и я. Страшно мучила жажда. Хлебнув водички, я снова стал уходить в астра́л. Остановил моё путешествие капитан Нестеренко. Затащив меня при помощи старшины роты в свою коморку, где хранился спирт и важные документы, начал меня пытать. Я все отрицал, военную тайну выдавать не хотел. «Хорошо,- сказал командир – проверим, если спирт выгорит, наказывать тебя не буду, если останется водичка – поедешь именем комбата на 5-ть суток». Ничего не оставалось делать, пришлось согласиться. Взял капитан валявшееся рядом реле́, налил на его алюминиевую крышку спирт. Поднес спичку. Спирт не горит. Спрашивает: «Вторую бутылку проверять будем?». Я бодро ответил: «Будем!!!». Отливает из второй. Поджигает. Не горит. В глазах командира и старшины повис немой вопрос. А я все же возразил:
- Первый раз вижу спирт, который не горит!!!

PS.

Много суток гауптвахты объявлено мне было за время службы. Ни разу я на ней не сидел. Не сидел и этих пяти. Почему? Вопрос пра́здный. Бог хранил, и хранили отцы-командиры.

Цикл коротких рассказов «От гордыни к смирению».
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!